Версия для слабовидящих

Выключить

Изображения

Выключить Включить

Размер шрифта

А А А А А А

Цветовая схема

Обычная Белая Черная

По дате
по
По региону
По специализации
Новости медицины и здравоохранения:
все регионы России
Ваш регион:
Рязанская область
Всё верно?

«127 часов» по-рязански

01.06.2017
В 2011 году на экраны вышел фильм Дэнни Бойла «127 часов». В его основу легла подлинная история альпиниста Арона Ралстона, который в 2003 году провел в горной расщелине почти шесть дней после того, как его руку придавило трехсоткилограммовым камнем.

Он сумел выбраться, самостоятельно ампутировав себе руку. Американец стал символом героизма в горах.

Собственная книга-бестселлер и упомянутый голливудский фильм сделали Ралстона популярным. Однако мало кто из рязанцев знает, что буквально бок о бок с ними живет человек, история жизни которого могла бы стать сюжетом сразу нескольких фильмов о мужестве и силе духа. Это Владимир Переседов, путешественник и альпинист.

День вчерашний

— Моя карьера путешественника началась в 2000 году с получения очень непростой травмы во время прыжка с парашютом. Пришлось проходить долгую реабилитацию. Сначала я заскучал… А потом нашел выход — стал путешествовать на электричках. Сперва были небольшие поездки в близкие населенные пункты, потом все дальше и дальше. Я знакомился с городами, узнавал много для себя нового про их историю, фотографировал особо интересные места. В 2006 году начал выезжать в соседние страны: Украину, Беларусь, Молдавию. Не забывал и про Россию, много бывал в горах: Эльбрус, Фанские горы, Тянь-Шань, — рассказал Владимир корреспонденту портала UZRF.

Горы стали особой любовью рязанского путешественника. Он получил второй разряд по альпинизму и разряд кандидата в мастера спорта, инструктора по спортивному туризму — горному, лыжному и пешеходному.

Переседов

Внезапно рязанец получил новую травму — тяжелый перелом ноги. Врачам тогда пришлось собирать ее буквально по частям. Казалось бы, теперь уже с путешествиями пришлось бы покончить: медики в один голос говорили, что Владимир сможет ходить только с палочкой и лишь вокруг дома.

— Но я уже вошел во вкус путешествий, усидеть на месте было невозможно. Так что справился и с этой проблемой, хотя нога о себе долго напоминала. В 2008 году, когда немного пришел в себя, настал черед путешествий в дальнее зарубежье, — вспоминает Переседов.

Всего он побывал в 50 странах, отдавая предпочтение восточным, включая Афганистан и Сирию, считающиеся чуть ли не запретными для европейских туристов.

— Я старался выбирать те места, где люди еще не знают, что такое туристическая инфраструктура. Они не продают свои услуги, а просто приглашают в гости, просто помогают. Поэтому восток спокойнее и душевнее, — с улыбкой говорит Владимир.

Постоянное движение и тренировки помогали меньше чувствовать былые травмы. Страха, что здоровье подведет, не было, но на всякий случай рязанец сам научился оказывать и экстренную, и скорую медпомощь. Аптечка с минимальным набором лекарств была всегда с собой, а все остальное всегда можно было приобрести в ходе маршрута.

Деньги на поездки Владимир зарабатывал, занимаясь в Рязани ремонтом квартир. Обычно выручки от одного заказа хватало на одно, а то и на два путешествия.

— На самом деле, если заранее и правильно все спланировать, то они достаточно дешевые. Тут еще есть прямая зависимость: если путешествуешь, никуда не торопясь, то траты минимальные. А вот если хочешь быстро куда-то добраться, то тут да, придется раскошелиться. Я путешествовал где пешком, где автостопом. Потом узнал про каучсерфинг — это мировая сетевая система, которая объединяет более семи миллионов человек в 246 странах. Ее члены предоставляют друг другу помощь и ночлег во время путешествий и организуют совместные путешествия. Я стал активным ее пользователем, — поделился опытом Переседов.

День сегодняшний

В прошлом году на Алтае с альпинистской группой, в которую входили Владимир Переседов и две девушки из Нижнего Тагила — Мария Суетина и Мария Малкина, произошла трагедия. 7 августа они на перевале Спартаковец, в стороне от основного альпинистского лагеря, проводили занятие по технике восхождения на скалы. Неожиданно начался камнепад, который накрыл группу.

Мария Малкина получила травмы, несовместимые с жизнью, а Владимир Переседов несколько дней пролежал на камнях в ожидании спасателей. В лагерь вернулась лишь Мария Суетина, которая и рассказала своим товарищам о трагедии.

Для эвакуации рязанца спасателям пришлось задействовать вертолет, который доставил Владимира в больницу в тяжелом состоянии.

— Это все как сейчас перед глазами… — вспоминает Владимир. — «Камни! Камни!» — мы кричали втроем одновременно. Но грохот рушившихся камней заглушал все крики. Никогда о таком даже не слышал. Камни шли плотным потоком по всей ширине подъема. Огромные булыжники. Со свистом. Бежать некуда, можно только попытаться закрыться. Делаю шаг вправо, поворачиваюсь рюкзаком к летящим камням. Вижу камень 50–70 см, падающий на меня на уровне груди. Удар. Вспышка. Темнота.

Очнулся Владимир в куче песка, льда и щебня. Рязанец посмотрел на левую руку. Она была черной и не слушалась. Он увидел рядом Марию Суетину: она была цела.

— А с Малкиной дело плохо… Крови много, глаза раскрыты, мутные. Пульса нет, дыхания нет, — вспоминает рязанец.

Выжившая напарница помогла Переседову снять веревку с ног. В этот момент его ударил в голову камень размером с половину каски.

— Сознание не теряю. Не кричу, просто около минуты (или больше) вою. В голос. С трудом добираемся до рюкзака. Вкалываю анальгетик в плечо. Второй укол — Маше. Она фиксирует мне руку курткой. Надо идти, но меня мутит. Почти ничего не соображаю. Дышу с трудом. Дико хочется пить, но от первого же глотка чая скручивает спазм в животе. Сжимает так, что забываю, как дышать. Дышать и до этого было трудно, — рассказывает Переседов.

Идти Владимир не мог, не помог даже второй укол. Левое легкое почти не дышало: осколки ребер впивались в него при каждом движении, даже просто при вдохе. Тогда он выбрал единственное верное решение — послать Марию Суетину в лагерь за помощью, а самому остаться. Сжавшись, упершись головой в камень, рязанец нашел единственную позицию, в которой мог дышать.

— Маша пошла за помощью. Время — бесконечно... Но кто-то придет. И я буду здесь. Я дождусь, — думал тогда путешественник.

Эвакуацию, вертолет Владимир запомнил плохо. В памяти отложилось, что он пытался подбодрить нашедших его альпинистов из лагеря. Они получили обморожение, пока искали попавших под камнепад друзей, но переживали за него больше, чем за себя.

Врачи диагностировали у рязанца черепно-мозговую травму, перелом позвоночника (поясничный позвонок L1), левой ключицы, оскольчатые переломы десяти ребер и плечевой кости, пробитое легкое, ушиб почки и селезенки. Пальцы на ногах были отбиты и отморожены до черноты. Плюс куча мелких ссадин и ушибов.

Две недели Переседов провел в Республиканской больнице в Горно-Алтайске. Врачи боролись за его жизнь. Основную опасность представляло пробитое легкое. Окончательно приводили его в порядок уже в больнице Уфы. Здесь же путешественнику сделали операцию на плече.

Сломанный позвоночник Владимир «упаковал» в жесткий пояснично-крестцовый корсет, в котором и передвигался. Как только стало возможно, родные доставили его домой, в поселок Лесной.

— В этот раз меня врачи так же сильно пугали, говорили, что нормально ходить я смогу только через год. Держали на сильных обезболивающих — тоже говорили, что я привыкну, не смогу без них. Поэтому прежде всего я решил завязать с обезболивающими. Перетерпел три дня, потом уже стало легче, попривык, — рассказал путешественник.

Начались тяжелые и болезненные тренировки. Первым делом Владимир начал заниматься дыхательной гимнастикой, потому что самую серьезную опасность представляла как раз травма легкого. Для тренировок он купил специальную маску, имитирующую дыхание в условиях высокогорья, надувал шарики и резиновые мячики. Постепенно дела с легким стали лучше.

Параллельно путешественник пытался ходить в корсете. Просил жену или маму ему помочь, и постепенно прогулки увеличились до километра. Было очень тяжело, но легкое работало, дыхание не сбивалось. Уже сам Владимир стал ходить больше, обходил весь свой поселок Лесной, около 5,5 километров — это был огромный прогресс.

В декабре он впервые попробовал бегать.

— Не очень получалось. Правая нога из-за предыдущей травмы уже была короче, а тут из-за удара камнем сильно перекосило левое плечо. При беге это создавало большие неудобства: я раскачивался, как маятник, и из-за этого буквально через несколько минут начинало клинить позвоночник, подступала тошнота. Чтобы с этими моментами справиться, я стал бегать очень медленно. Постепенно-постепенно организм начал привыкать к новым условиям. Занимался я каждый день: если не бегал, то хотя бы ходил дома на шаговом тренажере с максимальной нагрузкой, — поделился Владимир Переседов.

Усиленные занятия принесли свой результат — на Новый год путешественник снял металлический корсет. Уже в январе рязанец поехал на первые забеги — пробежал 5 км. После этого Владимир окончательно поверил в то, что справился, что началось восстановление.

Переседов

— С момента несчастного случая на Алтае прошло девять месяцев. В годовщину гибели Маши Малкиной, в августе, мы пойдем на перевал Спартаковец, чтобы поставить памятную табличку на месте ее смерти. И у меня была цель — как можно лучше восстановиться к этому моменту, чтобы пойти туда не калекой, а на своих ногах, полноценным человеком. Просто главное для человека — это жить, а не существовать! — подчеркнул рязанец.

Владимир признался: у него были опасения, что возникнет страх гор. Но тренировочный поход весной этого года рассеял сомнения. Он с друзьями прошел по маршруту «Ликийская тропа» более 340 километров.

— Горы вновь приняли меня, а я их, — заключил Переседов.

День завтрашний

Как признался Владимир, он ставил перед собой три планки-барьера. Первая, минимальная, — начать бегать. Средняя — пробежать марафон.

— Эти задачи я выполнил. В минувшие выходные, 20-21 мая, в Казани я принял участие в забеге и впервые в жизни осилил марафонскую дистанцию — 42 километра 195 метров, — поделился путешественник.

Третья его цель — пробежать ультрамарафон (100 километров). И достичь ее Владимир планирует в ближайшее время. Помимо этого, есть у него еще одна задумка.

— Алтайская трагедия не дала получить звание мастера спорта по спортивному туризму. Но я думаю, что не все потеряно, получу, — отметил рязанец.

Переседов

Кроме того, Переседов поделился планами выпустить книгу о своей жизни. До этого путешественнику приходилось писать лишь отчеты об экспедициях и заметки о путешествиях. Однако активный образ жизни пока не позволяет рязанцу работать над материалом систематически.

В заключение беседы Владимир попросил передать такие его слова всем людям, которые столкнулись с тяжелой болезнью или травмой:

— Не опускайте руки! Самое главное — верьте в себя! Инвалидность еще не приговор. Может быть, она только начало новой жизни.

Автор:
Юрий Пугнин

Комментарии к статье

Оставить комментарий